Сайт села Святославка - Петр Лубков
Главная
Размер шрифта:AAAЦвет сайта:ЦЦЦИзображение:НастройкиОбычная версия

Настройка шрифта:

Выберите шрифт:TahomaTimes New Roman

Интервал между буквами:СтандартныйСреднийБольшой

Настройка цветовой схемы:

Чёрным по белому
Белым по чёрному
Тёмно-синим по голубому
Коричневым по бежевому
Зелёным по тёмно-коричневому

Закрыть панельВернуть стандартные настройки

 
.Четверг, 21.09.2017, 17:12



Приветствую Вас Гость | RSS
Главная
Меню сайта

ВХОД НА САЙТ

Поиск

Старое фото жителей села

Раздел школьныx фотографий

Старое фото самого села Святославка

фото села в наши дни

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 232

метки

objazannosti starosti

Святославка Петр Лубков

Turist 1963-1987 god

Поезд в юности

Ижморский вокзал

Курский говор

Газета Заря коммунизма


Святославка - село революционное


 

Много лет Римма Васильевна Гапонова, учитель географии Святославской школы, занималась краеведческой работой, ей активно помогали многие поколения учеников и был собран богатый, материал по истории села. Святославка - революционное село, здесь проходили бои за советскую власть. Петр Лубков - личность в истории не однозначная, земляки его считают героем, документальные заметки о последних месяцах деятельности "банды Лубкова" говорят совсем о другом.

Тридцать два года назад в Святославскую школу пришло письмо с рисунком, который вы видите. Павел Данилович Алехин нарисовал Святославку своей юности - 1919 год. Таким ему запомнилось родное село, из которого он ушел в 12 лет вентиляторщиком на Анжерские угольные копи. Старожилы, смотревшие рисунок, подтверждали, да, так и было: церковь оштукатуренная, во дворе школа, площадь перед церковью, где проходили деревенские сходы.
Предлагаем вашему вниманию исторический очерк написанный на основе материалов школьного музея, публикаций в прессе 70-х годов, рассказов старожилов...

Среди переселенцев были и политические ссыльне: Степан Гасевский, Кузьма Лубков, Николай Строганов, Ефим Жуков, Захар Пашков. Этим государство не помогало, наоборот, они, как неблагонадежные, были под контролем и всячески притеснялись. После революции 1905 года в селе появился Семен Прошин. Вскоре он организовал революционный кружок, "неблагонадежные" вошли в него. В 1906 году Прошина арестовали и кружок возглавил учитель Касьян Васильевич, под его влиянием крестьяне села в 1907 году отказались платить подати. Становой пристав явился в село с карательным отрядом, арестовали братьев Строгановых, Степана и Александра, и увезли с собой.

На некоторое время деятельность революционеров приостановилась, но вскоре Е. И. Жуков и Г. З. Пашков избили урядника Доронина за то, что тот жестоко обращался с крестьянами. Пашкова арестовали, Жукову удалось скрыться.
После свержения Царского правительства Е.И. Жуков, Г.З. Пашков, С.Н. Строганов сбежали из армии, куда все были призваны в начале первой мировой войны, и вернулись в село.

Старая школа

В мае 1917 года с фронта приехал Петр Лубков. Вернулся с германской с почетом, за храбрость заслужил Георгиевский крест. Октябрьскую революцию воспринял спокойно, ходил на сходки, слушал большевиков и эсеров, в споры не ввязывался. Отец его жил крепко, руководил большой семьей: четверо сыновей и дочь. Петр больше надеялся на свои руки, чем на воззвания и прокламации которые неслись со всех сторон и докатывались до Святославки.
Накануне Октябрьской революции святославские мужики создали в селе Совет депутатов, в него вошли: И. Е. Жуков Г. З.Пашков, П. К. Лубков. Председателем совдепа был избран Лубков. Депутаты раздали крестьянам Чедатские и Козеульские земли, зерно на семена, продукты. В ответ на такое самоуправство в Святославку прислали вооруженный отряд. Власти арестовали совдеповцев и отправили их в Мариинскую тюрьму. На выручку односельчанам святославцы снарядили свой отряд. У надзирателя отобрали ключи и освободили земляков.
Весной 1918 года пленные чехи, которых везли на Дальний Восток, чтобы отправить домой, подняли мятеж и захватили Тайгу, Юргу, Мариинск. В Святославку прибыл нарочный Баранов с известием о мятеже и призывом к подготовке совдеповцами отряда для борьбы с чехами. Регулярные, обученные части без труда разделались с красногвардейцами. В Святославке о поражении узнали от раненых, они пришли искать защиты от контрреволюционеров. Вскоре в село прибыл карательный белогвардейский отряд в 40 штыков. Окружили дома Петра и Игната Лубковых, обыскали. У Петра нашли винтовку, у Игната наган. Другие совдеповцы успели спрятать оружие, арестовали только Лубковых. Арестованных повезли в Мариинск, ночевали в Почитанке. Ночью братья смогли сбежать от охраны.
В Омске в это время работало Временное сибирское правительство, в него вошли эсеры, меньшевики. До Святославки доходили слухи о том, что новое правительство за "революционную деятельность", за "защиту Родины от большевизма", за "священное право частной собственности". Сибирское правительстве объявило мобилизации: призывников 1898-1899 годов рождения. Кроме солдат армии нужно было продовольствие, лошади, шинели тулупы, поэтому поехали по дворам милицейские команды, конфисковывать крестьянское добро.
Петр Лубков встретил отряд в военной выцветшей гимнастерке с Георгиевским крестом на груди, надеялся, что не тронут солдата, раненого в боях за Россию. Но офицер, глянув в листок, сказал:
- Обязаны сдать лошадь, шинель, белья четыре пары.
- Не имеешь права,- оборвал Петр.
Завязалась драка. За брата вступился Иван, за офицера - отряд. Братьев связали, в избе учинили погром, забрали все и двинулись в Томск. Лубковых вели со связанными руками за телегой в середине обоза, Петр незаметно расслабил путы, и на таежном повороте кинулся в малинник. Запетлял в высокой траве, стреляли наугад. Тайга укрыла и спасла Лубкова.
Домой вернулся ночью, обмыл ссадины, достали с другим братом Игнатом из тайника винтовки, банку с патронами, гранатами и решили мстить за Ивана.
1 сентября 1918 года собрался сельский сход. Капитан Сорокин, командовавший карательным отрядом, обвинил старосту Гончарова в том, что он не принимает меры к поимке дезертиров и Лубкова. В это время из-за церкви вышел Лубков. Староста, увидевший его, неожиданно произнес:
- Лубков у нас общественный, ни один сход не пропустит.
Народ расступился и Петр сказал условленную фразу:
- Здравствуйте, товарищи! Сорокин успел ответить:
- Ваши товарищи в Байкале!
В схватке погибли восемь карателей. " Это был первый выстрел за Советскую власть",- сказал позже Иван Жуков.
Наступившая ночь в Святославке была тревожной, горели огни, мычали коровы, лаяли собаки, тарахтели телеги. Жители уезжали на отруба и заимки, подальше от выстрелов и смерти.
Цепью со всех сторон двигались на Святославку каратели. Жестоко расправились с Иваном Лубковым, Сергеем Бессоновым, Петром Морозовым, Григорием Пашковым. Оставшихся в живых совдеповцев увезли в Мариинск.
Полмесяца простояли в селе четыре карательных отряда. Петра Лубкова и его товарищей не нашли. Через несколько дней после ухода белогвардейцев Лубков сам объявился в селе. Было решено создать партизанский отряд. Командир отряда Лубков выехал в Анжерку, чтобы наладить связь с рабочими угольных копей. Другие поехали по окрестным селам собирать оружие, продовольствие, набирать пополнение в отряд из сочувствующих Советской власти. Округа застонала: только-только белые ограбили, и опять грабят красные. В феврале в отряд пришел большевик Ператинский и принес мандат Томского подпольного комитета РКП (б): " Окружной штаб, рассмотрев вопрос об отряде т. Петра Лубкова и принимая во внимание, что отряд этот, являясь партизанским и действующим против установившейся в Сибири власти колчаковцев в интересах рабочей и крестьянской бедноты, решил: Поскольку отряд т. Петра Лубкова будет преследовать вышеуказанные цели не связанные с корыстолюбием или какими-либо иными личного свойства целями, будет способствовать восстановлению в Сибири власти Советов, - оказывать отряду всемерную поддержку, призывая к тому же и население". Отряд был признан властью большевиков и действовал.
Партизаны располагались на заимке Головина, в трех километрах от Святославки. Иван Жуков был послан в село, внезапно нагрянувшие каратели арестовали партизана в его доме. Дочери Жукова, Нюра и Луша, выскочили из дома, одну из девочек ранили, но они добрались до заимки и предупредили партизан. Партизаны внезапно атаковали, отбили своего Жукова, разогнали белогвардейцев. После этого Нюра ушла в отряд, ухаживала за ранеными, стряпала, стирала, участвовала в боях Ижморском, Малопесчанском, Чедатском и других. Луше пришлось еще раз убегать от белогвардейцев и предупреждать раненых партизан.

Шел 1919 год, партизанское движение крепло по всей Сибири. Отряд Петра Лубкова поддерживал связь с томскими и анжерскими коммунистами, идеологическое воспитание партизан, осуществляли они. Отряд уже насчитывал 250 человек, в нем работал военно-оперативный штаб. В школьном музее хранятся воспоминания Матвея Захаровича Пашкова, он партизанил в отряде Лубкова. Однажды был захвачен белогвардейцами, военно-полевой суд в Мариинске приговорил его и И. Е. Борзенкова (тоже впоследствии партизана отряда - Т. Ж.) к расстрелу. Пашков и Борзенков сбежали из тюрьмы и пришли в отряд. Матвей Пашков - участник многих боев, на станциях Берикульской, Суслове, Крытово - ликвидатор дружины "Святого креста", в 1919 году вступил в ряды Красной Армии, участвовал в боях за освобождение Восточной Сибири, работал в ЧК, коммунист с 1921 года, был персональным пенсионером: "В ночь с 17 на 18 июня 1919 года, после разгрома белочехов и колчаковцев на станции Ижморской и обстрела разъезда Яя, отряд отдыхал недалёко от Святославки на реке Чедат. Внезапный налет на станцию позволил лубковцам без потерь разогнать чехов и отбить лошадей, продукты, фураж, - собранное милиционерами для колчаковской армии. Успех окрылил, но из Мариинска уже шел чешский бронепоезд и из Берикульской подтягивались белые. Лубков приказал отряду без остановок возвращаться на Почитанскую, Теплореченскую, Малопесчанскую базы. Бойцы были вымотаны переходом, оставили дневальных и уснули после пира у костров.
Из воспоминаний М. Пашкова: "С помощью предателей из Теплой Речки колчаковцы выследили партизан, окружили их в три часа ночи и открыли огонь. Партизаны, несмотря на то, что были застигнуты врасплох, пытались обороняться. Силы были неравные, бой длился до 12 дня. Лубкова ранили, партизаны с раненым командиром рассыпались по тайге и скрылись. На поляне в Чедатском углу осталось восемнадцать убитых партизан. Они были похоронены на месте. Позже святославцы перезахоронили их останки в братской могиле в центре села около церкви. На могиле поставили деревянную тумбочку с красной звездой и написали имена погибших: Хатеев Леонтий, Жуков Павел, Жуков Иван, Жуков Василий, Жуков Наум, Гасевский Степан, Артюхов Сергей, Гладченко Митрофан, Балыбин Семен, Ломакин Степан.
В 30-е годы сгнивший памятник заменили новым, по решению сельского схода могилу огородили. А в 60-е родственники погибшего Леонтия Хатеева на месте деревянного поставили бетонный памятник, поменяли ограду. В 70-е годы святославцы поставили обелиск на месте гибели своих односельчан в июне 1919 года в том самом Чедатском углу.
Чедатский бой был не последним для отряда. Уже после восстановления Советской власти в Сибири в апреле 1920 года в Мариинске, Василий Павлович Шевелев - тоже партизанский командир, набирал добровольцев на врангелевский фронт. Многие партизаны из отряда Лубкова записались. Петр Кузьмич отказался. Старожилы рассказывали, что уговаривать бывшего красного командира приезжала жена Шевелева, Васса Васильевна. Не уговорила. Лубков не хотел подчиняться новым порядкам, за это его однажды арестовали. Обиделся партизан: "Вот как большевики с народными героями расправляются" и стал вести свой набор добровольцев, недовольных продразверсткой и другими мерами Советской власти. В свою армию вербовал тех, с кем еще вчера воевал. В сентябре 1920 года мятежники под командованием Лубкова захватили Почитанку, Теплую Речку, Колыон, но продержались недолго.
Авторитет у бывшего командира среди земляков и крестьян соседних сел был непререкаемый. Малопесчанцы помнили, как год назад перед Рождеством судил Лубков колчаковских милиционеров, конфисковавших лошадей, фураж, одежду для белой армии. Лубков собрал сход и приказал председателю земской управы выплатить положенные деньги солдаткам. Коней у крестьян взаймы брал, возвращал, в отличие от белогвардейцев... Тем не менее, Мариинскому ЧК было поручено обнаружить место проживания новоявленного бандитского Христа (так называли Лубкова в Томском губчека) и обезвредить".
Искали по всему уезду, чекисты через крестьян передали, что Советская власть выдаст Лубкову документы для переезда в Монголию и гарантию, что его не тронут. Петр Лубков на гарантию не купился, тогда Зыбко, заведующий политбюро ЧК Мариинского уезда, решил внедрить в банду - так стал именоваться отряд Лубкова, своих людей.
О том, что Сергей Первышев и Матвей Пашков чекисты, в Святославке не знали. В село они вернулись якобы для того, чтобы заняться крестьянским хозяйством. Родители не нарадовались на сыновей - с утра до вечера на пашне. Сергей Первышев помогал и жене Лубкова - Марии Ивановне, в поле она управлялась уже много лет с сыном-подростком.
То и дело наезжали милиционеры, теперь уже красные, в Святославку, где по их сведениям должен был появиться Лубков. Не взяв Лубкова, арестовали Первышева, арест и побег Сергея были заранее предусмотрены планом чекистов.
После спектакля с побегом Сергей Первышев стал адъютантом Лубкова. В тайге Петр Кузьмич доверился своему бывшему партизану, рассказал ему о деталях нового восстания, о тайниках с оружием. Первышев осторожно пытался примирить командира с новой властью, но Лубков был категоричен: "Лучше в Монголию, к белому атаману Семенову..."
Первышев не мог дать знать чекистам о месте, где скрывается Лубков, поэтому пришлось самому выполнять вторую часть задания Зыбко: уничтожить.
И случай вскоре подвернулся. Лубков отпустил мужиков-телохранителей по домам, чтобы бабам по хозяйству помогли, а с Сергеем решили перебраться на Шатохинскую заимку, недалеко от Святославки. От заимки осталась одна рига, в - ней и ночевали. В сонного Лубкова Первышев выстрелил несколько раз...
3 июля 1921 года Анжеро-Судженская газета "Коммуна" опубликовала телеграмму на имя политбюро Анжеро-Судженского района от т.Зыбко, в которой говорилось, что в ночь с 22 на 23 июня в двух верстах от села Святославки разведкой убит бандит Петр Кузьмич Лубков. Мариинская газета "Коммунар" на красную доску занесла имена тех, кто "... принял участие в уничтожении банды Лубкова. Это Первышев, Бутович, Шарапов, Пашков, Калинин, Мельников, Крутицкий, Комаров".

Советская власть объявила Лубкова бандитом. Святославцы же его таковым не считают. 

В 1990 году, 24 года назад, Пелагея Евсеевна Гончарова, которой тогда было 99 лет, много рассказывала о кровавых событиях (Здесь) 20-х годов. Первого мужа и сына-младенца убили белые, второй тоже сгинул не знает за кого: за белых ли, за красных ли? Трудно судить, кто герой, а кто бандит...
Святославцы рассказывают, что однажды приезжал к памятнику погибшим партизанам пожилой мужчина, некоторые предположили, что это был Петр Лубков. Даже в его смерть земляки не хотят верить.

Возвращаясь к истории села. Летопись говорит, первыми коммунистами в селе были: Владимир Добрынин, Павел Алехин, Иван Бутовых, а комсомольцем - Терентий Полев. В 1923 году учительница Анна Ивановна Астрова днем занималась с детьми, а вечером со взрослыми. По всей стране началась ликвидация безграмотности... Но это уже совсем другая история.



"Живу и надеюсь!"

Наша редакция давно мечтала сделать статью о Петре Лубкове, которого некоторые историки называют героем Гражданской войны и борцом за интересы крестьян, как против «красных», так и против «белых». Именно поэтому таким долгожданным для нас оказался телефонный звонок от асиновского краеведа Александра Лещика. Он сказал добрые слова о нашей редакции, отметив, что она всегда говорит правду, и предложил вернуть добрую память о Петре Лубкове, который во время Гражданской войны был командиром партизанского отряда. Александр Брониславович отметил, что имя Лубкова незаслуженно опорочено: в официальной историографии его представляют бандитом, а его подвиги приписывают некоему Гончарову.

Высказываю свои предложения, сказал краевед, срубить фамилию Гончарова на стеле памятника партизанам в г. Асино и заменить ее на фамилию Лубков П.К. Улице. Гончарова в Асине вернуть историческое название Ксеньевской. Улицу Стадионную (там нет стадиона) переименовать в ул. Лубкова. В краеведческих музеях на экспозициях, отражающих Гражданскую войну в Причулымье и Зачулымье, имя Гончарова заменить на имя Лубкова. На родине Лубкова, в поселении Тихомировка Асиновского района, установить скромный по расходам обелиск с эпитафией герою. То же сделать и в других селах, куда можно приводить учащихся. Я знаю, что главы поселений будут противиться воздаянию почестей героям Гражданской войны, ссылаясь на нехватку средств, но поверьте: это такая малость по сравнению с их подвигами. Ведь не зря классики утверждают: «Кто не знает прошлого, тот не имеет будущего!». До свидания. Живу и надеюсь!

Александр Брониславович предоставил нашей редакции свою художественно-документальную повесть о Петре Лубкове, которая называется «Вырвать из забвения». Приводим из нее фрагменты, рассказывающие о пути краеведа к своей идее.

От автора

Петр Кузьмич Лубков – крестьянин из села Святославка Мало-Песчанской волости, Мариинского уезда Томской губернии. С германской войны пришел Георгиевским кавалером в звании старшего унтер-офицера. В период колчаковщины организовал партизанский отряд, действовавший в Мариинском уезде, а также в Томском уезде - в Причулымье и Зачулымье под лозунгами: «За власть советов!», «За Ленина и Троцкого». Это был человек беспримерной храбрости и большого личного обаяния. С рождения он принадлежал к великой «партии хлеборобов». Он добровольно взялся за оружие, чтобы люди, работающие на земле, жили достойно, с высоко поднятой головой.

После изгнания Колчака отряд Лубкова влился в ряды рабоче-крестьянской Красной Армии. Но затем был объявлен врагом народа, и его подвиги приписали другому лицу. Для восстановления истины мне пришлось побывать в Святославке, опросить местных жителей, побеседовать с жителями Зырянского и Первомайского районов, ознакомиться с обширными архивными материалами. Я выражаю огромную благодарность всем, кто помог мне в этом благородном деле.


Александр Брониславович Лещик, краевед, г. Асино.

Встреча с лубковцем

О командире красных партизан Петре Лубкове я слышал еще в раннем детстве. Слышал о его беззаветной храбрости и его справедливости по отношению к старикам, женщинам и пленным. Я недоумевал: почему о Чапаеве, Щорсе, Кочубее говорят, пишут, даже кинофильмы сняты, а о Лубкове… Молчат?!

Многое понял я 7 ноября 1967 года. Привокзальная площадь станции Асино. 10 часов утра. Возле недавно установленного памятника партизанам Гражданской войны - импровизированная трибуна из двух грузовиков с опущенными бортами. На трибуне - тренога с микрофоном, стол с красной скатертью, советские и партийные руководители, кучка понурых «партизан». Меня все время преследует мысль: «А всамделишные ли это партизаны? Очень уж не похожи они на настоящих борцов».

Слово берет тогдашний III секретарь ГК КПСС Екатерина Аулина. Она долго рассказывает о подвигах партизан в годы Гражданской войны, о ксеньевском восстании, якобы состоявшемся в 1918 году под руководством Гончарова, посланца Томской партийной организации.

- Кто желает выступить? - обращается к народу ведущий. На трибуну поднялся тщедушный старичок в старом брезентовом дождевике и смело подошел к микрофону.

– То, что сказали сейчас, неправда. Никакого ксеньевского восстания не было, как не было здесь и Гончарова. Здесь воевал Лубков!
Затем, обращаясь к каждому из «партизан», он заявил, что никакие они не партизаны, а лодыри и тунеядцы, которые, нашкодив в своих деревнях, прятались на заимках, а чтобы милиция не могла их поймать и призвать к ответу, вооружались обрезами и берданками.

- Когда Суров прижал вас к Ишкольскому болоту, вам крупно повезло, отряд Лубкова совершал марш-бросок на Святославку. Если бы не Лубков, вы давно бы парили землю!

Экспедиционный отряд капитана Сурова. Отряд в количестве 370 человек летом 1919 года был послан из Томска на подавление крестьянского восстания в деревне Ксеньевка.

Оратор резал правду-матку о «партизанах», не получая возражений. Руководство опешило. Аулина, обращаясь к милиционеру, яростно шептала: - Сделайте что-нибудь! И блюститель порядка левой рукой прикрыл микрофон, а правой, ухватив оратора за шиворот, сбросил последнего с подиума.

Я решил познакомиться с незадачливым оратором. Им оказался Петр Таюкин, бывший партизан отряда Лубкова, затем красноармеец продотряда Томского уезда. Будучи классным руководителем, я решил пригласить старого партизана на классный час, чтобы он рассказал о действиях отряда Лубкова в Причулымье, на что он ответил:

– Ты, паря, на рожон не при. Лубков объявлен врагом народа, и, если я буду о нем рассказывать твоим ученикам, меня отправят в психушку, а тебя - по этапу на Колыму. Интерес к судьбе Петра Кузьмича Лубкова в моей голове рос и усиливался. Так я стал писать книгу...

Справка:

Петр Лубков (1883 - 1921) в сентябре 1920 года поднял вооруженное восстание против продразверстки. После подавления восстания долго скрывался в тайге. Был убит в ночь на 23 июня 1921 года в результате операции ЧК.


 


Ссылка на источник - http://vesti70.ru/




 



 

Спец. настройки
Версия для слабовидящих

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Хотим знать мнение


    Святославка, Кемеровская область 2017